Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
03:34 

***Dark side***

Автор: F.T.Prince,Akira~ (начиная со второй главы)
Бэта: Akira~
Фэндом: JE
Жанр: приключения
Пейринг: ПиКамеПиН
Рейтинг: PG -13 ?
Статус: не закончен
Предупреждение: АУ
Дисклеймер: не мое, а очень жаль)
Размещение: с разрешения автора

за баннер спасибо Акире~ ^^"

dark side


Если идти вдоль извилистого русла реки, можно увидеть множество интереснейших вещей. Например, причудливой формы постройки: жилые дома, торговые центры, офисные здания… С первого взгляда этот город, что около реки, может показаться маленьким и нелепым. Но стоит присмотреться к нему поближе, как начинаешь понимать, сколько в него было вложено теми архитекторами, которые трудились над своим детищем с завидным усердием и, главное, любовью. Дома, домики и, словно свечи, воткнутые между ними высотные здания настолько гармонировали друг с другом, что можно было бы принять их за наросты на панцире какого-то мифического существа, надолго закопавшегося в землю. Даже асфальт, казалось, дышит под ногами - плавно, чересчур медленно, до такой степени, что заметить это можно было лишь абсолютно доверившись фантазии и слухам. Здесь нельзя было увидеть той серости мегаполиса, к которой, вероятно, так привык читатель за многие или малые годы. Здесь можно было насладиться мягкими пастельными тонами кирпича: бирюзового, желтого, зеленого, теплого. Переплетаясь между собой, фантазии неведомых демиургов, создавших это место, так и оставшееся без названия, выливались на гостей Города у реки мягкими потоками плавных линий и четкого футуризма, тихим гулом и звоном наполненного жизнью и движением мира.

Если бы вам пришло в голову, уважаемый читатель, заглянуть в центр Города, то я бы посоветовал начать свой путь с улицы Флайрроуд - наполненной птичьими трелями, доносящимися из небольшого зоомагазина, больше похожего на американский частный дом с крыльцом, увитым побегами зеленого плюща; единственной улицы, вымощенной мелкими красноватыми камушками, которые тихо шелестят под ботинками, будто приветствуя вас; улицы, больше похожей на уютный окраинный райончик, чьи аллеи густо заселены всякого рода зеленью и цветастыми торговыми рядами.

Далее можно свернуть на широкий проспект, по которому мчат различные автомобили, что могут показаться несколько чудным элементом вышеописанной картины Города. Но - не забывайте – мы с вами находимся в необычном месте и времени, не вписывающемся в рамки.
Да разве можно нечто настолько прекрасное заключать вообще в какие-то рамки?
То-то же...

По краям проспекта тянутся кованые, приподнятые пешеходные мосты, перила которых напоминают то ли причудливый цветочный орнамент, то ли агонически переплетенные между собой деревья, потоки ветра и солнечные вспышки, выкопанные из глубин сознания безумных творцов. Пройдитесь по ним и услышите мерный гул под ногами, заставляющий душу трепетать на тех же частотах, что и металл, из которого выполнены эти дорожки, позволяющие человеку смотреть на железно-пластиковые автомобили всевозможных расцветок сверху вниз. Сам проспект не настолько длинный, чтобы успеть надоесть, так что вполне возможно, что вам захочется пройтись вдоль него еще не раз, рассматривая искусные вывески здешних магазинов и контор и, возможно, посетить что-либо приглянувшееся из них.

По улицам Города можно петлять долго и безустанно, каждый раз находя в нем что-то новое, еще неизведанное и по-своему привлекательное. Или до безобразия абсурдное, но настолько интересное и поднимающее расположение духа, что оно вполне гармонирует с общим настроением этого небольшого по сути мира, которому так легко понравиться, и вырваться из его цепких объятий со временем может показаться невозможным.

Но вот, наконец, перед вами то, что можно по праву назвать захватывающим зрелищем - центр всего этого потрясающего безобразия. Широченный мост, охватывающий реку своими крепкими ручищами, на котором высятся три небоскреба, чьи стены можно принять за монолиты черного гранита с золотистыми вкраплениями причудливых узоров и блестящими голубоватыми проемами огромных окон, будто аккуратно вырезанных в этих стройных гигантах, элегантно выстроившихся по углам большого треугольника, окруженных статными домами, ряды которых тянутся и вдоль моста, прерываясь широкими живописными пирсами, залитыми солнечным светом или сиянием огней от множества фонарей, маяков и окон…

Отсюда, из центра Города у реки, и начнется наше повествование, в котором вам предстоит увидеть все, что скрывает данный отдельно взятый мир и еще несколько не менее важных и интересных вселенных.

* * *

Глава первая.

Он подходил для этой работы лучше всего.
Уже через несколько лет Аканиши Джин не мог представить себя в какой-либо другой сфере деятельности. Подпольная гильдия, завязанная на правительстве и форуме Защитников, занималась отнюдь не законными делами, и носила имя "Чистильщики". Нет, вопреки своему названию, её члены вовсе не занимались уборкой Города или чем-то подобным. Они имели статус наемных убийц, выполняющих, в основном, правительственные задания, но и подрабатывающих на стороне в силу своих возможностей.

Сейчас Джин находился в довольно просторном помещении на территории огромного особняка в Первом секторе центра. Дом принадлежал одному из множества наркодиллеров, известному Высшим Чинам и Защитникам, а теперь и наемнику, как Безбашенный. В принципе, клички королей преступного мира никогда не отличались особым разнообразием и сводились к "Бешеным", "Силачам" и тому подобному хламу, так что ничего удивительного в легко запоминающемся прозвище диллера не было.

Аканиши в очередной раз осторожно выглянул в узкую щель дверного проема спальни жертвы. Убийца уже пятнадцать минут наблюдал за темной фигурой, поначалу, видимо, вколовшей его цели какой-то препарат, а теперь шарящейся по комнате в поисках неведомой Джину наживы.
Воры всегда были основной проблемой Чистильщиков, то и дело появлявшейся на их пути, заставляя чувствовать себя так, будто ты завершаешь уже кем-то начатую работу. Аканиши натыкался на воров уже третий раз. И всегда ему хватало сообразительности не лезть в их дело, ибо считалось, что те являются еще более жестокими убийцами, чем сами наемники.

Силуэт перемещался по комнате с завидной медлительностью, будто в замешательстве, то и дело замирая и разглядывая тот или иной объект. Аканиши уже начинал нервничать: судя по всему, на сигнализацию был поставлен стандартный звуко-блок, а он, в отличии от того, что Джин припас для этой миссии, был рассчитан на никак не более получаса. Да и охрана к этому времени должна бы уже оклематься. В очередной раз посмотрев на электронный циферблат навороченных часов на прикроватной тумбочке Безбашенного, наемник мысленно чертыхнулся и, собрав всю волю в кулак, все же приоткрыл дверь шире, намереваясь войти в помещение. Силуэт замер, поворачивая голову на едва слышный звук.

- Мы ведь сможем договориться? - тихо спросил Джин.

Как он успел заметить, на воре были сенсорные очки, позволяющие ему прекрасно видеть в темноте, и парень прекрасно понимал, что сейчас он является легкодоступной мишенью, видимой как на ладони.

- А если нет? - судя по голосу, человек в комнате напрягся, произнося эти слова намного тише Аканиши и несколько неразборчиво.

Что ответить на это заявление, Джин сообразить не успел. Вдалеке послышались голоса, скорее всего, охраны, явно уже что-то заподозрившей. Вор тут же метнулся к окну, где предусмотрительно был оставлен страховочный трос.

- Нам не придется договариваться, Чистильщик, - уже ухватившись за спасительную страховку, громко произнес парень, послав убийце знак победителя. Судя по всему, вор все же успел сделать все, что ему было нужно, и собирался смотаться отсюда как можно скорее. - Благодарю за компанию, адьес! - свистящий звук разматывающейся лебедки сообщил, что механизм пришел в действие.
- Вот черт! - Джин метнулся к кровати, на ходу вытаскивая из кобуры на поясе револьвер и взводя курок.

Все должно было произойти определенно не таким образом, но выбора уже не оставалось. Провалить задание считалось непозволительной блажью среди его коллег. Охрана была уже близко, и единственным путем к отступлению было то же самое окно, с которого вор еще не успел скинуть лебедку, хотя, видимо, уже очень старался, судя по тихому звяканию оной о подоконник.
Прострелив Безбашенному аккуратную дырку во лбу, Аканиши опрометью кинулся к единственному выходу, на ходу убирая пистолет обратно, тут же выпрыгивая, еле ухватившись за стальной трос, послушно поехавший вниз. Там, внизу, удивленно хмыкнули, буквально принимая на себя чужой вес и множество сочных проклятий, а так же все-таки сорвавшуюся с крепления лебедку страховки.
Осматривать ободранные ладони у Джина времени не было. Кое-как поднявшись, парень взглянул на парня под собой, разглядывающего убийцу с неподдельным интересом.

- А я то думал, когда ты, наконец, с меня слезешь, - пробормотал вор, широко улыбнувшись. - Они, видимо тоже, - парень рванул с места как раз в тот момент, когда под ногами наемника засвистели пули, впиваясь в зелень аккуратно подстриженого газона.

Аканиши тоже не остался равнодушным к данному факту и, быстро сгруппировавшись, совершил гигантский прыжок в сторону с последующим за этим бегом с препятствиями в виде всяческих розовых кустов ипрочих изысков ландшафтного дизайна. Вор тут же рванул за ним.

"Вот оно стадное чувство", - подумал Джин, краем глаза наблюдая за тем, как незнакомец змеей проваливается в подкоп, на который убийца с самого начала не обратил никакого внимания. Сам он поспешил непрофессионально перевалиться через ограждение особняка в том месте, где недавно так кропотливо отсоединял кольца колючей проволоки от кованной основы.

* * *

- Ямашита Томохиса, - произнес парень, развалившийся на заднем сидении автомобиля. - Так меня зовут. Можешь звать меня Ямапи или просто Пи.

Джин кинул взгляд в зеркало заднего вида. Что сподвигло наемника на столь необъяснимый поступок, он объяснить не мог. То ли смешливо-умоляющий взгляд вора, то ли критическая ситуация, в которой он просто не смог бросить человека, то ли что-то еще.

- Аканиши, - коротко представился он. Устав гильдии не запрещал представляться собственным именем, так как считалось, что у Чистильщиков всегда есть и будет устойчивое прикрытие. - Джин.
- О! Кажется, я о тебе уже что-то слышал, дай подумать, - парень нахально закинул ноги поверх спинки переднего пассажирского сидения, за что тут же получил взгляд полный крайнего недовольства, еще больше разваливаясь на своем месте. - Ты - тот парень, который последнее время чаще всех попадался нашим ребятам, да? Раза три или четыре, - В руках Пи вертел какую-то бирюльку, видимо, прихваченную из только что посещенного особняка.

Джин скривился при этих словах и резко повернул направо, отчего ноги вора по инерции свалилисьсо спинки кресла в пространство между ним и водительским сидением. Этот нахальный пассажир выводил убийцу из себя одной только этой кривой ухмылочкой на полных губах, заставляя Джина тихо скрежетать зубами.

- Слушай, я посадил тебя в машину не для того, чтобы ты активно мешал мне ее вести, - Аканиши на секунду убрал руки с руля, изображая подобие традиционного поклона. - Так что, пожалуйста, давай отложим твои колкости до более соответствующего им момента, - парень вновь вернулся к управлению автомобилем.

Ямашита пожал плечами, садясь нормально и начиная рыться в заплечном рюкзаке, что-то приговаривая, все-таки позволяя Джину сосредоточиться на дороге. Сейчас нужно было заехать в какую-нибудь забегаловку и там уже разобраться со всей этой ситуацией, чтобы не оставлять неразрешенными пару организационных вопросов. Минут через десять в конце моста появилась яркая неоновая вывеска с надписью "У дядюшки Джонни", возле которой Аканиши и притормозил.

- Приехали, дальше будешь добираться сам, - провозгласил он.

На самом деле, управлять тяжелым автомобилем парень не любил, но это средство передвижения было одним из самых надежных, что могла предоставить в его распоряжение гильдия.

- Только сначала предлагаю поговорить вот в этом самом заведении. Ну, ты понимаешь… - убийца замялся.

На самом то деле, он впервые за всю свою карьеру сталкивался с ворами лицом к лицу, да и знакомство с одним из них представлялось наемнику событием из ряда вон выходящим.

- Окей, - коротко ответил Ямапи, выбираясь из машины, не забыв прихватить с собой поклажу для пущей надежности.

Оказавшись внутри небольшого дворика, Аканиши присвистнул. В этом месте он еще не был. Двор был ярко освещен чем-то наподобие полукруглых чаш, заполненных живым огнем. Прямо перед парнем в ряд выстроилось несколько довольно массивных столов, на которых уже стояли электрические светильники, выполненные в форме нескольких небольших шаров на изящных подставках из меди или какого-то другого красноватого металла. Такие же массивные, как и столы, диваны не выглядели грузно за счет высоких резных спинок, отгораживающих небольшое пространство для того, чтобы посетители могли общаться спокойно и без подозрения на то, что кто-либо может им помешать. Не сомневаясь, что внутри кафе выглядит не менее привлекательно и загадочно одновременно, чем снаружи, убийца все же предпочел остаться на свежем воздухе, жестом приглашая нового знакомца присесть. Оказалось, что этого вовсе не требуется, и вор уже вальяжно развалился за одним из столиков, с любопытством разглядывая светильник, пристроив свой рюкзак рядом с собой и держа на нем левую руку. Джин покачал головой, не переставая поражаться нахальности Пи.

К посетителям тут же подошла симпатичная девушка лет семнадцати, и предложила сделать заказ. Ограничившись чашкой крепкого кофе и сложив руки на груди, Аканиши долго ждал, пока уставившийся в меню вор закажет себе двойной эспрессо и пару бутербродов с лососем. Машину наемник предусмотрительно отогнал поближе ко второму выходу со двора. Хотя, вряд ли за ними пошлют погоню - связываться с Чистильщиками лишний раз никто не любил. И если уж охрана не справлялась со своей задачей, значит, она просто зря ела свой хлеб. Когда официантка отошла, Джин открыл, было, рот, чтобы что-то сказать, но его опередили.

- Да не трясись ты так, - проговорил Ямашита, наклоняясь вперед, поставив руки, согнутые в локтях, на стол. - Мы просто забудем про эту ситуацию и будем молчать себе в тряпочку по поводу произошедшего сегодня, так? - вор внимательно посмотрел на убийцу и снова усмехнулся. - Ты ведь об этом хотел поговорить?

Аканиши кивнул. Черт! И, правда, почему он сразу не подумал о том, что этому типу тоже не очень-то выгодно светиться перед своими в том, что его чуть не прервал Чистильщик? Джин извиняющеся посмотрел на нового знакомого.

- Именно, - прокомментировал он свой кивок.

Девушка принесла их заказ и снова удалилась, пожелав приятного аппетита.
Ночной воздух разбавился ароматом свежесваренного кофе, и наемник позволил себе внимательней рассмотреть Томохису. Свободная одежда, в которой так удобно прятать всякие воровские примочки, делала фигуру парня несколько неуклюжей на вид, светлые рыжеватые волосы перехвачены сзади тугой резинкой, а спереди пряди свободно падают на лицо, запястья скрывают широкие кожаные наручи, а пояс представляет собой подобие кушака-полусумки.
Забавный комплект.
Наемник даже улыбнулся, позволяя себе мысль, что парень, сидящий напротив, выглядит как-то несоответствующе представлениям Джина о социальном статусе вора и, наверное, даже по-девчачьи. Сам Аканиши предпочитал одежду более плотного покроя и темных цветов, наполненную внутренними и секретными карманами для оружия, позволяющую двигаться пластично и незаметно для окружающих. И уж тем более, никогда не закалывал или убирал темные волосы, так помогающие в темноте не получить внезапный удар в спину.

Заметив, что его откровенно разглядывают, Ямашита ухмыльнулся еще шире. В глазах парня появились озорные искорки, что сделало его похожим на лису, заглянувшую в щель приоткрытой двери курятника.

- Если продолжишь так на меня пялиться, я могу решить, что у тебя не все в порядке с личной жизнью, парень, - едко заметил он, прикончив второй бутерброд и допивая свой эспрессо. - Ладно, спасибо за знакомство, - добавил он, поднимаясь, и бросил на стол купюру, которой было вполне достаточно, чтобы покрыть их совместный счет и оставить при этом щедрые чаевые. - До встречи, Аканиши Джин.

Что-то с этим вором было не так.
Представители данной профессии никогда не были настолько щедры. И уж тем более, хоть частично вежливы. Проводив Ямашиту взглядом, наемник покачал головой.

Так задание у него проходило впервые за всю его довольно длительную практику. А ощущение того, что этого вора он видит не в последний раз, основательно укрепилось в сознании наемника.



Глава вторая.

* * *

- Вот мне уже до боли в висках интересно, как прошла твоя миссия, - недовольно проворчал Уэда, в очередной раз поднимая взгляд к лампе на потолке. - Сколько ты еще будешь рассказывать об этом "нахальном, невоспитанном и совершенно не входившем в твои планы" воре?
Аканиши на секунду приостановил поток своих словесных излияний и с недоумением посмотрел на друга:
- Да я тебе и половины еще не рассказал! - парень возмущенно хлопнул ладонью по столешнице так, что стаканы, наполненные газировкой, жалобно звякнули. - Ты не представляешь…

Тацуя вздохнул, пытаясь хоть как-то абстрагироваться от дальнейшего рассказа. Уже добрый час Аканиши, видимо, не в силах остановиться, в подробностях описывал неведомого вора всеми известными ему матерными выражениями. Было понятно одно: пока наемник не вернет себе украденный бумажник, он не успокоится. Уэда еще раз посмотрел на серебряную брошь, выполненную в виде потягивающейся кошки, лежащую на столе. Серебро в Городе шло по цене воды, которой, по сути, здесь было навалом. Собственно, вор оказался форменным пройдохой и счастливым обладателем всех сбережений Джина...
* * *
Первые лучи солнца разбудили Каме, заставив парня выбраться из-под тонкого одеяла и сладко потянуться. Сегодня был совершенно обычный день, когда ему предстоит снова решать множество споров и запутанных конфликтов . Дело в том, что Каменаши Казуя был самым молодым из главных судей Города за всю его историю. Пробиться на столь почитаемую должность помогло невероятное упорство и трудолюбие парня, буквально два года назад выпустившегося из местного университета Права и Порядка.

Выйдя на балкон, Каменаши снова потянулся и посмотрел направо. Трехцветная кошка снова была на месте, куда в угол возле перил судья на днях положил большую клетчатую подушку. Парень улыбнулся. Это животное приходило сюда каждое утро и вытягивалось в солнечном свете, грея бока и подставляя спинку. Он называл её Пи. Почему это имя вдруг пришло ему в голову, Казуя не знал. Но оно было коротким и кошке, кажется, понравилось. Парень наклонился и поднял её на руки, утыкаясь носом в пушистую шерсть у той на загривке, улыбнувшись.

- Привет, подруга, - Каме развернул животное мордой к себе и внимательно посмотрел в темные, не свойственные данному виду глаза. - Как прошла ночь?

Кошка, естественно, не ответила, но довольно заурчала, когда её почесали за ухом.
Парень посадил животное обратно на подушку. Подойдя к перилам, он облокотился на них и вздохнул, глядя на улицу. Из дома выходить никуда не хотелось, но работа ждать не станет. Постояв так несколько минут, оттягивая неизбежное ещё хоть на немного, Каменаши вернулся в комнату. Одевшись, собрав все необходимые бумаги и сложив их в портфель, Казуя остановился и оглядел комнату - ничего ли он не забыл? Взгляд попал на комод, где в небольшой деревянной шкатулке, украшенной причудливой резьбой, лежали немногочисленные украшения, которые он иногда одевал. Серебряные кольца, плетеные кожаные браслеты с каменными и металлическими бусинами, пара одиночных сережек в ухо, оставшихся в память о студенческих годах... Вытащив из перепутанного комка цепочек старый амулет, что подарил ему на день рождения Ямашита, работник судьи по дому, Каме долго смотрел на рубины в глазах грифона и, наконец, все-таки надел вещицу на шею.
Спустившись вниз, молодой человек прошел через прихожую, переобулся и вышел на улицу.

* * *

Ехать было не так уж и близко. Дело в том, что Казуя не любил жить у воды. Наверное, потому что вырос как раз в таком месте. Родители парня занимались рыбной ловлей и судостроительством, что было распространенным занятием среднего дохода.

Здание суда находилось в центре города - как раз посередине гигантского треугольника, образованного небоскребами – то есть "в центре", не фигурально, а почти фактически. Включив радио, Каме краем уха слушал новости, не особо думая о предстоящем разбирательстве - прошлым вечером он достаточно хорошо изучил все документы, был вполне осведомлен и уже успел сделать несколько приблизительных выводов.
На месте парня встретил его секретарь, с ходу начиная что-то верещать. Да-да, это был неприятный тип, основной манерой общения которого было подобие приступа вечной истерики.

- Каменаши-сан! Каменаши-сан!! - настойчиво позвал он, видя, как судья паркует автомобиль на стоянке. - Нам же надо кое-что срочно с вами обсудить! Вы понимаете, что я вам говорю?! Срочно, понимаете? - секретарь взвыл, чуть ли не подпрыгивая на месте.

Казуя не особо торопился, выходить из машины, и даже притормозил, чтобы отколупнуть кусочек грязи, прилипший к лобовому стеклу. Слушая всю дорогу до кабинета писки секретаря, судья серьезно задумался о его замене.
- Что там такое? - спросил он, сев в свое кресло.

- Каменаши-сан! Понимаете! - снова завел свою пластинку секретарь, имя которого, кстати, было каким-то неудобоваримым, да еще настолько, что Казуя никак не мог его запомнить, хоть и работал с этим человеком уже неделю. - Подсудимый является сыном не того торговца, о котором мы думали! Тут ошибка в документах!! - снова заистерил мужчина. - Нам только сегодня стало известно, что досье неверно! - он схватился за голову и замельтешил по кабинету.

Каме взял в руки новое досье. В документе говорилось, что обвиняемый является сыном управляющего одного из крупнейших банков страны. Оказалось, что они, с тем парнишкой из торговой лавки были и полными тезками, и одногодками. Фотография была, соответственно, совершенно другой. Несколько резкие черты лица, темные, почти черные глаза и злой взгляд, не предвещающий ничего хорошего. Так же, на лице подсудимого играла какая-то ехидная ухмылка. Его можно было назвать и красивым, и пугающим, но сейчас дело было совсем не в этом, а в странном ощущении жжения на груди, когда судья смотрел на фотографию. Каменаши ослабил галстук и торопливо расстегнул верхнюю пару пуговиц на рубашке, чтобы вытащить подвеску. Нагревшийся металл обжег пальцы, но когда амулет оказался снаружи, он хотя бы перестал раздражать кожу. Казуя недоуменно уставился на вещицу, пытаясь припомнить, говорил ли его помощник по дому, для чего вообще эта подвеска нужна.

Вид украшения совершенно не изменился, не подавая никаких внешних признаков происходящего. Разве что глаза грифона на гравировке будто светились изнутри. Когда Каме положил бумаги на стол, амулет снова стал прохладным на ощупь, а камешки погасли.
Каме нахмурился и посмотрел на нервничающего секретаря.
- Оставьте меня, пожалуйста.
- Но, как же?! - тут же завопил тот, встрепенувшись. - Вы хоть понимаете, что значит это досье?! Нам же никогда не простят, если мы упрячем этого придурка за решетку!! - завыл парень, нервно теребя край пиджака.
- Мне повторить? - Казуя смерил мужчину тяжелым взглядом.
Все еще что-то упорно и припаднически бормоча, секретарь поспешил удалиться, чуть ли не хлопнув дверью.
Оставшись в помещении один, Каме снял с шеи амулет и зажал его в руке, другой потянувшись к досье. Тот начал нагреваться сразу, еще до того, как пальцы судьи прикоснулись к бумаге. Отдернув руку, Казуя посмотрел на подвеску. Затем одел ее обратно на шею и, достав мобильный, набрал номер Ямашиты.


* * *
В доме у Каменаши кошка повела ухом, услышав резкий звук, доносящийся откуда-то из глубины помещения.
- Ямашита-дэээс, - ответил голос, в котором слышалась плохо скрываемая сонливость и доля приподнятого настроения.
- Доброе утро. Не разбудил? - спросил Каме, хотя, по идее, рабочий день Томохисы начинался как и у половины всего населения Города.
- Аа? Да нет, что вы, мастер, - это слово покоробило слух Казуи, но он уже почти привык к невыносимым привычкам парня. - Я как раз занимаюсь… ммм… занимаюсь. Стиркой вашего белья, - ехидно протянул Ямашита.
- Оу, тогда не буду отвлекать от этого важного занятия и перейду сразу к делу. Я хотел спросить о… - Каме покосился на папку с досье, - той вещице, что ты мне подарил на день рождения. Продавец ничего не говорил о свойстве этого амулета непонятно с чего нагреваться?..
- Нагреваться? - с изумлением в голосе переспросил Томохиса. - Вы уж извините, но любой металл нагревается от соприкосновения с чем-то более теплым. Или вы ледяной, мастер? Вот уж не ожидал, - эта дурацкая манера разговаривать еще не успела стать привычной Каменаши, поэтому сильно раздражала. Так что Каме помолчал, сжав зубы, прежде чем ответить.
- Ты меня за идиота принимаешь, я не пойму? Поясню для особо одаренных юмористов - я имею в виду то, что эта вещь нагревается настолько, что обжигает кожу. Как утюг или кипяток. Так понятнее? И избавь меня от своих шуточек. Если не знаешь, то так и скажи.
- Без понятия, Вашество, - промурлыкал Ямашита. - Подумать только, как утюг, - едва сдерживая смех, добавил он. - Это уже сродни магии, сэр…

Каме со своей стороны было абсолютно не смешно, поэтому он просто сбросил вызов и кинул телефон на стол, снова покосившись на досье. Магия. Какая еще магия... Разве она еще осталась в этом мире? Хотя, более разумного объяснения Казуя придумать не мог. Тогда получается, что у него на шее висит оберег. А раз, как и сказал секретарь, дело не принесет ничего хорошего, то можно предположить, что, нагреваясь, подвеска предупреждает об опасности. Хорошо начался день, а ведь всё должно было пройти быстро и спокойно.

***

Однако, как ни странно, разбирательство прошло гладко. С такими уликами, какие были у государственного обвинителя, сомнений в виновности подсудимого не оставалось по всем предъявленным ему статьям. Тот, чья судьба решалась в данный момент, только зло косился на приставов и посылал присяжным множество неприятных улыбочек.
Огласив приговор, Каменаши покинул зал заседаний, стараясь не попасться на глаза своему секретарю, хотя тот, скорее всего, упал в обморок сразу после окончания разбирательства. Из-за лишнего напряжения у Казуи начала ныть голова.
***
В то время Ямашита шлялся по дому, то там, то здесь смахивая несуществующие пылинки. Если уж его разбудили, то тут ничего не попишешь - надо заниматься своими делами. Хотя и их было, по сути, не так уж и много. И нужно было приготовить какой-нибудь обед... Ладно-ладно, заказать какой-нибудь обед и привести себя в порядок.
Парень снова взял в руки телефон и набрал номер Каме.
Тот как раз вернулся в свой кабинет и собирал вещи, когда в кармане завибрировал мобильный.
- Слушаю.
- Хозяяяяин, - протянули с того конца разговора.
- Слушаю…
Зажав телефон между ухом и плечом, Каменаши принялся складывать папки с документами в портфель.
- Что бы вы хотели на обед? - Томохиса как раз развалился на хозяйской кровати, потягиваясь.
- Анальгина, - слабо улыбнулся Каме и подошел к окну, откуда было прекрасно видно, как главный вход оцепили репортеры.
Видимо информация о личности осужденного все-таки просочилась в прессу.
- И это все? А с чем его подать? - усмехнулся Ямашита, переворачиваясь на живот и комкая при этом покрывало. - С отрубленными головами, аптекарем или картошкой?
- А можно голову отрубить мне?..
Взяв портфель, Каме направился на парковку обходными путями - давать комментарии журналистом не было абсолютно никакого желания.
- Ну что вы, как же, - усмехнулся парень, легким движением подскакивая с кровати, услышав, как Каменаши закрывает дверь своего кабинета.
- А жаль. Погоди с обедом, ладно? Доберусь до дома тогда и решу, что я хочу.

Ямашита пожал плечами, но, поняв, что Казуя этого не видит, добавил "ага, слушаю, мастер" и сбросил вызов. Что ж, таким образом обед тоже проходил не в первый раз, поэтому сейчас можно еще немного подремать.
Поправив покрывало на хозяйской кровати, парень вышел на балкон и потянулся. Ночка ему выдалась та еще, зато какой улов. Томохиса довольно ухмыльнулся городу за перилами. Через несколько секунд на балконной подушке мирно сопела трехцветная кошка, а рядом с ней комом валялся ворох одежды.

***

Спустившись через служебные помещения на парковку, Каменаши направился к своей машине, несколько раз оглянувшись по сторонам. Оказавшись в салоне, он потер переносицу и поправил зеркало заднего вида.
Здесь, в отличие от главного входа, было довольно пустынно. Автомобиля секретаря не наблюдалось - видимо, слинял, как только понял, что от него на сегодня больше ничего не требуется.
Каме включил какую-то музыкальную радиостанцию и завел двигатель, направляя автомобиль к служебному выезду. Через несколько минут он уже мчался по дороге к дому, которая сегодня заняла у судьи намного меньше времени, чем обычно. Даже пестрая красота Правой стороны Города, которую парень никогда прежде не обделял своим вниманием, сейчас казалась назойливым наваждением - тревога прочно засела в груди, не желая отпускать столь лакомый кусочек.
Поставив машину в гараж, Каме поспешил зайти в дом и сразу поднялся на второй этаж, чтобы переодеться. Расстегнув рубашку, он посмотрел на свое отражение в зеркале. Амулета на шее не было. В смысле не было отражения. Отчетливо ощущая тяжесть подвески на шее, Каменаши сначала не поверил своим глазам, а потом опустил взгляд на грудь. Амулет был на месте... В следующий раз, когда судья поднял лицо к зеркалу, цепь оберега ясно очерчивала шею парня, а сам талисман, как ни в чем не бывало, отражался в зеркале.
Казуя крепко зажмурился и открыл глаза. Ну, замечательно - теперь еще и галлюцинации. Очень захотелось чего-нибудь выпить и желательно покрепче. Где носило Ямашиту, Каме решил не задумываться, да и налить себе виски он мог сам. Подойдя к высокому серванту, как и был в расстегнутой рубашке, Казуя достал оттуда бутылку виски и низкий широкий стакан толстого стекла. Налив примерно треть, парень залпом опрокинул в себя янтарную жидкость и поморщился, когда напиток обжег пищевод.
Зеркало продолжало оставаться все тем же матовым куском стекла, да и комната, вроде, не начала вытворять всяческие чудеса, так что за свою психику Каменаши мог немного расслабиться.
Взяв бутылку, судья вышел на балкон и сел в плетеное кресло, что стояло там вместе с еще одним таким же и небольшим круглым стеклянным столиком. Мрачно оглядев окрестности, Казуя наткнулся взглядом на кошку. Рядом с ней на полу валялась какая-то одежда. Посчитав данный казус оплошностью Ямашиты, убиравшего в доме, Каменаши достал мобильный и набрал номер Томохисы.

***

При появлении Казуи на балконе, кошка только чуть повела ухом. Видимо, настолько крепок был сон животного.
Из вороха одежды на полу раздалась незатейливая мелодия.
Кошка, так и не открывая глаз, видимо совсем не желая просыпаться, перевернулась на живот и вытянула лапы.. Через мгновение, они начали очень быстро трансформироваться в человеческие руки, а еще пару секунд спустя перед Каменаши на полу вытянулся совершенно обнаженный Ямашита со все еще закрытыми глазами, который, однако, ответил на звонок и бормотал в трубку сонное «алле».

***

Был бы Каме более слабонервным, он бы непременно тронулся умом. Но на должность судий не брали людей с неуравновешенной психикой, однако, дар речи они потерять могли. Поэтому Казуя громко кашлянул, во все глаза глядя на "кошку", которую уже привык считать своей.
- Ааа? - все так же недовольно-сонно протянул Ямашита, наконец, разлепив глаза. Телефон выпал из руки парня. – Оп-пааа, - он во все глаза уставился на хозяина перед собой.
Каме подпер челюсть - видимо, чтобы не упала, уперевшись локтем в стол и не сводя с Ямашиты изумленного взгляда.
Томохиса быстро поднялся, все так же, полу испуганно, полу удивленно глядя на судью. Тот факт, что сам он сейчас совершенно не одет, парня волновал мало...
- Ммм, Каменаши-сан, когда вы успели вернуться? - парень криво улыбнулся.
- А? - Каме опомнился, понял, что откровенно пялится, смутился, тут же понял, что смущаться в данной ситуации нужно не ему, и, в конце концов, помотал головой. - Минут 10 назад.
- Аааа… - будто со знанием дела ответил Томохиса, покивав. - Не возражаете, если я оденусь? - как ни в чем не бывало, спросил уже пришедший в себя оборотень.
Каме отрицательно мотнул головой, не в силах отвести взгляда, как ни старался.
- Это вот в каком смысле было? - увидев на лице Каме замешательство, Ямашита решил его немного поддразнить, хотя это и было, в принципе, не позволительно для его статуса. Уперев руки в бока, парень подошел чуть ближе, успев наклониться и подобрать свою одежду.
Каме поборол желание запустить в него стаканом - это было бы некорректно с его стороны.
- У меня только один вопрос.
- Я вас внимательно слушаю, хозяяин, - последнее слово, как казалось Казуе, этот человек может растягивать вечность.
- Почему ты трех цветов?
- А?! - такого вопроса Ямашита услышать явно не ожидал. Даже одеждой прикрылся от удивления.
Каме пару секунд сдерживался, но все-таки прыснул со смеху.
- Аааа?! - Томохиса возмущенно опустился на пол в позу "по-турецки" и снова во все глаза уставился на судью.
Отсмеявшись, Казуя посмотрел на парня.
- Может, все-таки оденешься?
Но этого не потребовалось. Пока Казуя смеялся, одежда уже странным образом была надета, и только растрепанные волосы, которые Ямашита обычно убирал в хвост, свидетельствовали о его положении минуту назад.
Каме в очередной раз моргнул.
- Ну, теперь объясняй.
- Почему я трех цветов? - оборотень почти насмешливо приподнял одну бровь.
- Можешь начать с этого - мне правда интересно, - Казуя пожал плечами, не обратив внимания на иронию.
- Потому что трех цветов, - незамысловато ответил «бывшая Пи», продолжая лукаво улыбаться. - А значит, я приношу удачу, - улыбка стала шире, но ирония из голоса не исчезла.
- А еще ты… ммм… самка, - констатировал Казуя и налил себе еще виски.
- Не, я не… - Томохиса поперхнулся. Он только-только успел почти развалиться по полу широкого балкона. - Я не самка, - задето отметил он. - А ты и не проверял. То есть, вы, - быстро поправился он.
- Ну, так это легко исправить, - Казуя ухмыльнулся, радуясь тому, что смог хоть чем-то задеть этого нахального типа. - Превратись обратно и проверим.
- Это приказ? - Ямашита снова приподнял бровь, но смотрел уже серьезно.
- Это я шучу, расслабься. Я не собираюсь лазить котам или кошкам под хвост.
- Слава богу, а то уж я думал, куда прятаться в случае чего, - язвительно фыркнул парень. - Можешь не сомневаться, я - трехцветный кот - буквально чудо природы, - он оскалился в самодовольной ухмылке. - Так что с обедом?
- Так что с объяснением? - в свою очередь ухмыльнулся Каменаши.
- С каким объяснением? - почти искренне ответил оборотень, уже успев подняться на ноги и намереваясь поспешно слинять на кухню.
Каме пару секунд смотрел Ямашите в глаза, затем устало махнул рукой и отвел взгляд, откинувшись на спинку кресла.
- Принеси льда, будь добр, - тихо попросил Казуя.
- Будет сделано, мастер, - Томохиса изобразил подобие галантного поклона и тут же скрылся из виду.

Оставшись на балконе в одиночестве, Каме отставил в сторону стакан - пить ему уже не хотелось совершенно - поднялся из кресла и подошел к перилам, облокотившись о них. В голове на удивление было пусто и глухо - видимо, сработала защитная реакция, чтобы ум за разум не зашел.
Ямашита вернулся через пятнадцать минут. С ведерком колотого льда и вазой с фруктами. Поставив все это на столик, парень замер у двери, ведущей на балкон - все, как всегда, будто только что и не было этого инцидента.
Каме обернулся, когда услышал шаги, и прислонился к перилам спиной, положив на них руки - зыбкое ощущение опоры.
- Спасибо. Не хочешь выпить за компанию?
- От чего же, не откажусь, Вашество, - казалось, еще секунда, и он подмигнет Казуе. - От такого предложения не отказываются, тем более, если хозяин сам предлагает выпить с ним, - глаза оборотня почему-то лукаво сверкнули.
Каме поморщился на это непонятное "вашество", но промолчал. Сходив в комнату, он принес второй стакан и налив в оба виски, кинул льда. Взяв свой, Казуя снова отошел к перилам.
- Бла-го-да-рю, - глаза Томохисы уже в нетерпении сверкали. - Мастер, - добавил он. - За что пьем?
- За мою головную боль? - предложил Каме.
Впервые за долгое время он собирался напиваться не в гордом одиночестве, но почему-то особой радости от этого не испытывал. Возможно из-за некоторой напряженности, но как от нее избавиться, он не знал.
- Ну, можно, конечно, и за нее, - Пи подошел ближе и приподнял свой бокал в тосте.
- Вдруг пройдет, - предположил Каме и, подняв свой стакан, коснулся краем стакана Ямашиты.
Стекло звонко звякнуло. Холодное виски пошло лучше.
Губы Томохисы растянула торжествующая улыбка. Парень пригубил напиток и с удовольствием плюхнулся в кресло, интригующе глядя на Казую.
Поймав взгляд оборотня, Каме вопросительно посмотрел на Ямашиту, не совсем понимая, чем заслужил столь пристальный интерес.
- Я согласен, - усмехнулся Пи. В глазах парня носились чертенята.
- А? - теперь Казуя смотрел непонимающе. - На что?
- Ну, ты только что сделал мне предложение, - Пи едва сдерживал смех, но видно было, что он доволен.
Каменаши мотнул головой и поднес стакан ко рту.
- Какое еще предложение?
По горлу прокатилась очередная порция виски. Хотя легче от него не становилось.
- Обычное. Самое обычное предложение, - Томохиса не выдержал, рассмеявшись. - Это нерушимая традиция нашего клана, - отсмеявшись, добавил он. - Когда один из нас предлагает другому разделить с ним вино или что-то другое из одной бутылки, а другой соглашается, при этом они еще на время соединяют свои бокалы в тосте, то эти двое обязаны пожениться! - оборотень снова залился смехом. - Самое интересное, что на людей, знающих тайну оборотня, оно тоже распространяется, - отсмеявшись, Пи уже почти мурлыкал, видя, как вытягивается лицо Каме.
Казуя кашлянул и внимательно посмотрел на Ямашиту.
- Ты опять шутишь, да?..
- Нет, - серьезно ответил тот, подперев кулаком подбородок, глядя на судью. - С традициями, знаешь ли, не шутят.
- И… - Каменаши сглотнул. - И что теперь делать?
- Ну, ничего, думаю, но официально теперь ты мой муж, - Пи снова залился хохотом. Если брать в расчет то, что смех этот был довольно истеричным, можно было предположить, что оборотень и сам не ожидал такого развития событий, ну, или считал, что это маловероятно.
- Ты ведь мог просто отказаться со мной пить.
Если честно, у Каме снова появилось желание чем-нибудь кинуть в Ямашиту. Но теперь бы это расценивалось, как насилие в семье, да?
- Мог, но я правда не ожидал, что ты будешь "чокаться" со своим слугой, - парень пожал плечами.
- Ага, и при этом сам же подошел ко мне со своим стаканом... - проворчал Казуя и ехидно добавил: - И кстати. Когда это мы успели пройти фазу обращения на "ты"?
Не выдержав, он все-таки кинул в Томохису ту подушку, на которой парень сидел, когда был кошкой... котом.
Пи ловко перехватил брошенный в него предмет: «О! Спасибо, ты так внимателен», - и умостил на подушку свою косматую голову.
- Ну, я просто согласился, когда уже стало поздно отказываться, - пожал плечами он. Услышав последний вопрос, оборотень усмехнулся: «Так ты у нас еще и деспот, ай-яй-яй», - кажется, парень совсем расслабился.
- Я, знаешь ли, периодически людей на электрический стул отправляю еще - так, работа у меня такая, - ответил на это Казуя и сел в соседнее кресло, перевел дыхание и повернулся к Ямашите с несчастным видом. - И все-таки... что делать-то?..
- Жениться, - твердо ответил Пи. Кислое и испуганное лицо Каменаши его несколько забавляло.
- Мама, роди меня обратно... - пробормотал судья и сполз вниз по креслу. - Налей мне еще.
Отличный день. Просто замечательный день!

TBC


PS: ну нету тега PiKamePiN xDD
запись создана: 14.07.2009 в 23:31

@темы: фанфик, креатифф, ~pin~, ~pikame~, PG-13, JE

Комментарии
2009-07-15 в 10:45 

Говорят, что чужая душа — потемки, можно подумать в своей электричество проведено
Ммммм какая вкусняшка.... Интересные характеры у главных героев. Продолжение планируется?

2009-07-15 в 14:22 

планируется))

2009-07-19 в 02:41 

ПИН-код к моему сердцу
Akira-kun) :bravo: Понра!!! Ждем проды))))

2009-07-19 в 03:50 

Elaina Helerstail
Eyasuki mono wa ushinaiyasushi // Смейтесь над своими проблемами. Другие ведь смеются//
Очень понравилось:squeeze: :red:
Присоединяюсь к ждущим проды;-)

2009-07-22 в 00:57 

Не лезьте в наш любовный треугольник, нас тут и так семеро!
Какая аушка :inlove:
Ждем с нетерпением проды)))

2009-10-23 в 14:46 

Какая красота (:
и присоединяюсь к хотящим продолжения (:

   

~АКамеПиН~вкус за гранью формата!

главная